Горький хлеб

Однажды меня похвалил сосед:
Как легко ты поешь, поэт!
Скажи нам скорее… Открой нам секрет:
Откуда слова ты берешь?

Ты рот раскрываешь, а песня сама
Как пиво из бочки течет?!.
Готовы мы слушать тебя до утра
Нас хмель так в плен не берет!

Ты пел нам о дружбе, войне и любви…
Ты долг нам сыновний воспел.
И даже я, известный буян!
Тебя перебить не посмел.

Прощупал ты души наши до дна
Их в кровь бередил! как гвоздем.
Ни разу не щупал ты наш кошелек,
А, впрочем, я не о том!

Меня просили друзья передать
Тебе наш нижайший поклон.
Что касается меня самого…
Без боя тобой я сражен.

Милый поэт! Я стеснялся сказать…
…Не знаю, с чего и начать.
Мне стыдно, конечно, но нам всем давно
Захотелось поэтами стать.

Мы даже пытались тебе подражать:
Луной любовались в окно.
Вздыхали, пытались подолгу не спать…
…Не помогало нам даже вино!

И вот мы решили: раз нет у нас
Таланта людей покорять,
Насильно, как ты! Не умеем /пока!/
Всех плакать навзрыд! заставлять,

Мы просим тебя нам, НА ВРЕМЯ! продать
Свой редкий и нужный талант.
Вот золота бочка. И бочка вина.
Мы их не попросим назад.

Все честно! Подвоха напрасно не жди!
Я все ж, как никак, КОММЕРСАНТ!
С отказом, поэт, не спеши! Обсуди
С женою решен свое.

Я слушаться буду тебя… как Отца!
Крепче камня решенье мое.
Не бойся! Я выполню клятву свою:
Научишь меня ремеслу,

Мне денег не жалко: тебя во весь рост
Из золота я отолью!
Второй, молодой, но богатый скупец
Соседа плечом оттолкнув

Пробрался вперед /проклятый скопец/
Как РАВНОМУ… МНЕ! подигнув
Изогнувшись всем телом и сняв свой берет
В глаза мне смотрел изголясь.

В глазах черепашьих пришторен был свет
/Червяк в них сидел, затаясь…/
Он жалом змеиным свой рот облизал
Скривив его запятой.

Невнятно проблеяв, он что-то жевал,
Загнусил тряся бородой:
Мы слух свой, изнеженный звоном монет,
Решили как ты, воспитать.

Раз ты нам не ровня, ты, нищий поэт!
Мы деньги велели раздать.
Давно мы хотели тряхнуть стариной
И всем, по заслугам! воздать.

Теперь, как и ты! не трясем мы мошной
Тебе теперь нас не достать!
Давно мы сравнялись с тобой головой
И зря ты всех нас презирал.

Не хвастались мы и красивой душой
А ты где венок свой достал?
Лавровым листом я и суп заправлял
И в церкви, где надо! курил.

Я не был шутом! Я не забавлял
Народ свой! И я не дурил!
Сосед мой, увидя что я взбеленясь,
Рукою нашаривал нож.

Увел меня в сторону, тихо смеясь:
Не ешьте его! Этот гусь нехорош!
Конечно, не прав, золоченый осел!
И все же не ссорьтесь Вы с ним.

Он бывший палач, этот старый козел.
И любви мы его не хотим.
Одними губами сосед зашептал:
Не зря здесь "колбасник" сегодня шнырял.

Он с плахой венчает… Топор его друг.
Для них выбирал он друзей и подруг.
Глазами, ушами… Он всех нас вокруг
Как кур перещупал… без попомщи рук.

На рынке с утра он! Кого-то искал
/Он курицу в суп пожирней выбирал!/
Как крыса в подвале… Снует как челнок!
Так Смерть собирает свой страшный оброк.

Сотни людей в заколдованный круг
Он втолкнул Языком! без помощи рук.
На дыбе повисли жена друга, друг
И это коварство сошло ему с рук!

Сгорели в костре и тела тех людей
Что Жизни учили его сыновей.
Затем, распрямившись, сосед мне сказал
/Так громко, что даже шпион услыхал!/

Высокую радость желая понять
Пытались, поэт, мы тебе подражать.
Дети! ЦВЕТЫ! Их бы НЮХАТЬ! Смотреть…
Негоже купчихе трех дочек иметь.

Убытков от двух мне б хватило навек!
А их у меня… Целых 5 человек!..
Всех замуж я выдал: наследство роздал!
Для них я у старости годы украл.

Теперь я в гости к внукам хожу
На счастье, ЧУЖОЕ! Я хмуро смотрю.
Гляжу из подлобья, как сыч из дупла:
На черта мне доля такая дана!

Имел бы, как все! Не зверей! Сыновей!
Опять это слово! РТОВ! …Иль детей?!.
На рыночной площади будешь стоять
Как память о наших делах.

Ты будешь нашу славу охранять!
А мы богатство твое умножать.
Итак, ты согласен?! Ну, молодец!
Снимай же скорее, мешок.

Бери свои бочки! Помоги нам, отец.
А ты гони нам должок!
К мешку со стихами ведро ты прибавь
Из которого песни ты льешь.

За эти же деньги детей ты заставь
Понять? "Как ты все же поешь?!".
Все очень просто! Я им отвечал.
Ты прав, был мой честный купец.

Сидит во мне черт, проклятый шельмец!
Это он мне стихи нашептал.
Не надо мне мучиться, рифму искать,
Знай только рот раскрывай!

А мне остается по рынку ходить…
…Червонцы с земли поднимать
Не понял насмешек наш честный купец.
В сомненьях весь /за бедный рассудок мой!/

Пошел за советом к жене наш мудрец
Качая неспешно как слон! головой.
Опять я остался один, без гроша!
С мечтою о мясе, куске.

Голодный как пес! Пылала душа!
И снова я в вечной тоске,
Смеялся и плакал от счастья я
Когда похвалили меня.

Песни мои, что так любы для вас!
Но, каторга… Для меня!
Кто знает кроме меня самого
Как трудно мне горе петь.

И разве Жизнь Одного
Можно на всех разделить?!
Вы думали? "Пел я?!." не пел, а КРИЧАЛ!
То БОЛЬ захлестнула меня,

Стихи сочиняя, я СЫНА РОЖАЛ!
Но Мука моя НЕ ВИДНА!
Талантом на каторгу я обречен
Я должен работать как вол.

От вас НЕПОНЯТНОСТЬЮ я отделен,
К тому же я гол как сокол.
Я чаще даже завидовал вам
Чем думали вы обо мне.

Хоть вы и внимаете горьким словам
Заботитесь лишь о себе!
Не зря так боялся купец пожилой:
Шпион тот и вправду злодей был лихой.

Он сыщиком не был! Доносчик простой
Хоть телом богат, да душою гнилой!
Не мог он похвастать женой удалой:
Она, как и он! С душонкой рябой.

Не телом, не разумом он всех нас поразил
А тем как он ловко слова извратил.
На наших глазах расставлял он силки.
Влетели в огонь мы как мотыльки.

Мы сами влетели! Он нас и не звал!
С рассеянным видом он рядом стоял.
Поверили мы? "Он добра нам желал!"
/Костру он ЖИВЫЕ ДРОВА поставлял!/

А как провокатор красно говорил:
И даже меня, дурака, убедил:
"Я буду стараться! А ты как дитя
Секи за провинности розгой меня!"…

На разных планетах поэт и делец.
К жене за советом пошел наш мудрец
Мне жалко его: он ведь тоже отец!
Старался купец для СВОИХ! Для детей!
А я, без остатка! Сгорю для людей?

Он был в ту минуту мне брата родней
Дай бог, простаку, побольше друзей.
На черта я вспомнил слово "друзей!"
Когда-то мне было оно всех милей!

Но стало оно мне измены подлей
С тех пор как познал я коварство "людей".
Жестоким искусством палач с детства владел
Он в школе один, целый класс "подсидел!"/

Денег за подлость шпион не имел:
Казалось ему: "он всем миром вертел!?"
Все смелого ждали: "Змей любит Еж!"
И смелый нашелся! Я поднял нож!
Прав был купец: "Этот гусь нехорош!"
Я спас сыновей раздавив эту вошь.

И я не жалею! Сынок! Дорогой!
Прости старика! Мне так нужен ПОКОЙ!
Не так уж безумен поступок был мой:
Ты СТАЛ УВАЖАТЬ МЕНЯ? Правда, родной!?.


Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.