Горький хлеб

    Законы Природы познал человек
    А все же недолгим нам кажется век.
    Пришло мое время: пора умирать.
    Смерть не любит в кустах поджидать!

    Она на дороге всех кистенем бьет!
    И взяток она /как "Тузы"!/ не берет!
    Ее не разжалобишь детским нытьем,
    Угрозы или ругать… ей все ни почем!

    Ее я старался за горло схватить
    И даже пытался ее придушить.
    На грудь уж коленом я ей наступил
    Дыханье вонючее враз прекратил.

    От счастья балдея я руки разжал
    Я смерти /глупец!/ даже ей не желал.
    Не смог бы смотреть я как жизнь угла
    Из тела куда она в гости пришла.

    Ей тело как дом! В нем жизнь прожила
    И юность, и зрелость… Но жестока судьба:
    У мельницы жизни крепки жернова
    И хоть не сдается трещит голытьба!

    Но смерть напирает! Неравна борьба!
    Хозяин ушел! И заброшенный дом
    Земле возвращают обратно на слом,
    И смерть на дрова разбирает тот лом!

    Как глупо в Природе живет человек.
    Он счастье не держит: с горем дружит весь век!
    …Второй, молодой, но богатый скупец
    Соседа плечом оттолкнув,
    Пробрался вперед, /проклятый скопец!/
    Как РАВНОМУ МНЕ /!!!/ подмигнув.

    Изогнувшись всем телом и сняв свое берет
    В глаза мне смотрел изгаляясь.
    В глазах черепашьих пришторен был свет
    /Червяк в них сидел, притаясь./

    Он жалом змеиным свой рот облизал
    Скривив его запятой!
    Невнятно проблеяв /он что-то жевал!/
    Загнусавил тряся бородой:

    "Мы тоже хотим как ты, поэт,
    Сердца людей покорять.
    Мы слух свой, изнеженный звоном монет,
    Не стали утоньшать!

    Решили все мы тряхнуть стариной
    И деньги нищим /поэтам!/ раздать.
    Теперь /как и ты!/ не трясем мы мошной!…
    И работаем мы!… Головой!

    Он нагло прищурясь, затряс бородой.
    С ухмылкой подлой разглядывал лоб.
    Сосед мой, увидя что я, взбеленясь,
    Рукою нашаривал нож.
    Увел меня в сторону, тихо смеясь:
    "Не ешьте его! Этот гусь нехорош!"

    Конечно, неправ, золоченый осел!
    И все же не ссорьтесь Вы с ним!
    Он бывший палач, этот старый козел!
    Любви мы его не хотим!

    Одними губами сосед зашептал:
    "Не зря здесь колбасник" сегодня шнырял.
    Он с плахой венчает!… Топор его друг!
    Для них выбирал он друзей и подруг.
    Глазами, ушами… Он нас всех вокруг
    Как кур перещупал без помощи рук.
    На рынке с утра он! Кого-то искал!
    /Он курицу в суп пожирней выбирал!/
    Как крыса в подвале! Снует как челнок!
    Так смерть собирает свой страшный оброк!
    Сотни людей в заколдованный круг
    Он втолкнул языком! Без помощи рук!!!
    На дыбе повисли жена друга, ДРУГ!!!
    И это коварство сошло ему с рук!
    Сгорели в костре и тела тех людей
    Что жизни учили его сыговей.

    Затем, распрямившись, сосед мне сказал
    /так громко, что даже шпион услыхал!/
    "Высокую радость желая понять
    Пытались, поэт, мы тебе подражать!

    Мечтал он горький свой опыт отдать…
    Но не затем, чтоб дороже продать!
    У каждого можно что-то отнять!
    Но есть у всех то что руками не взять!
    Наш внутренний мир! Не у всех он большой!
    Велик он у тех кто с большою душой!
    Их лик не отмечен земной красотой!
    Их много!!! Живут они рядом с тобой!!!
    По шире глаза на мгновенье открой!
    И душу соседа пошире разрой
    /А там, в черноземе Алмаз свой отрой!!!/

    Да жаль его: ОН У ВСЕХ НА ВИДУ!!!
    Слепым среди зрячих жить нелегко!
    Быть зрячим в массе слепой…

    И вот уже зеленая трава
    Лед растопив, из темноты взошла…
    Растаяла как дым моя тоска:
    Упругость прежнюю душа вдруг обрела.
    Я снова в бой готов! Я снова полон сил!
    Внучок мне молодость вторую подарил!
    Он дверь тюрьмы мне Шубертом открыл
    И музыкой рабов на волю отпустил.

    …Мой внук и раньше на рояле мне играл!
    И раньше музыкой мне струны сердца рвал!
    Но раньше внук меня не понимал:
    Он птицу раненую рвал!
    Крыло сломав, он перья ей щипал.
    И для потехи кости ей ломал!

    Сегодня взрослый внук мне жизнь свою играл:
    /Он музыкой не душу изливал!/
    Он для себя мне мир волшебный открывал…
    …Я в первый раз его не понимал…
    И не сдержавшись, я его поцеловал…
    …Внук, грустно улыбаясь, промолчал!…
    /Мне показалось вдруг, что внук мо… ДЕДОМ стал!!!/

1 день весны 1982 г. Марта 1982 г. Опа Юрген, он же Дедушка Янсен


Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.