"Мы сами себя утопили в стандартах... "

Мы сами себя утопили в стандартах
В роках и "попах", в "ретрах" и "артах"
И даже о детях мы как-то забыли,
Хотя о любви к ним везде говорили.

Так зло, торжествуя, укрылось "добром"
Как ход потайной за роскошным ковром
Но Вам, господам, я не дам насладиться -
Покой тишины Вам будет лишь сниться! -

Вам совесть заплывшую стану щипать
Зад - корень зла! - буду розгой хлестать.
Прячась от боли, Вы кормите зло,
Меняя лицо на ублюдка мурло.

А дедушек наших не розгой хлестали
Их нежно, с любовью! - "ферулами" звали
В "семьях неполных" мужчин приглашали
И их - как родных! - провожали, встречали.

Мальчишка на пытку ложился - не плакал.
А "дядька" "серчал". От усердия крякал.
Девчонок отдельно! - бабуся секла,
Чтоб "жалостью" мать навредить не смогла.

Бабья слезливость - не есть Доброта
Грош им цена! - то души нищета.
Истинно Добрый рублём одаряет,
Веру в добро бедняку возвращает.

Не просто подаст, - а вникает в беду,
Подставить себя дураку - топору.
Ведь римляне знали: ослепший циклоп
Плотину сломал и тем вызвал потоп.

И там, где слепой на людей натыкался,
Прохожий - на время! - в догадках "терялся"
В руках у циклопа корона и плеть
И можно бы взять, но как ей овладеть?
- вот это "тема"!

Итак, не бросайтесь словами-камнями
И Вас не ослепят подонки огнём
Всё в Ваших руках: и счастье и горе
Ваше тело - корабль, а жизнь - как море.

Всё нужно во время! В меру! И в такт!
Но время торопит, бездушный дурак.
Не видит циклоп, что не время толкает,
А свой же конец! - то есть смерть ускоряет.

И розгу откинув, жестокость родил
И жалостью бабьей овчарку спустил.
Я вижу, ты спорить со мною собрался?
Да я-то теперь болтунам не поддался,

Истина-ложь - это лезвие бритвы
И тут не уместны сраженья и битвы.
Чтоб правду познать, нужно много прожить,
И нужно ещё "кое-чем" дорожить.

Итак, не спешите Вы всё осуждать,
Я предков культуру не дам закопать.
Вы так насобачились всё обсуждать,
Что разучились любить и страдать.

Когда-то мальчишки влюблялись и жили
Страстями, душой. И телами не гнили.
Теперь как гнилушки, - не тлеют, - коптят,
Не о любви, - о деньгах говорят.

Когда дед у Горького "кожу содрал"
Всему человечеству гения дал.
Когда мы стандартам все двери открыли,
То мы и себя и детей утопили.

Среда, 12 мая 1993 г.


Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.